Мнения

Ришат МУЛЛАГИЛЬДИН, Араи КИЙОКАЦУ
29 мая 2012 г.

В гостях у МАК побывали гости издалека - японский архитектор Араи КИЙОКАЦУ и руководитель «RAUM Architects» Ришат МУЛЛАГИЛЬДИН. Кураторы МАК показали штаб-квартиру Московского архитектурного клуба по проекту мастерской TOTAN и задали вопросы дорогим гостям.

МАК. Россия вступила в ВТО. Как вы думаете, российские архитекторы к этому готовы?

АРАИ К. Я считаю, что у российских (советских) архитекторов было мало связей с внешним миром. Мало было совместной работы с архитекторами из других стран, мало реализованных проектов за пределами своей страны, поэтому в этом есть небольшая проблема! Но я думаю, когда российские архитекторы станут более активно заявлять о себе на западе и за границей, участвовать в конкурсах, строить, тогда все будет нормально. Уверен, потенциал очень большой!

Я хочу пригласить истинного джентльмена Сергея Скуратова прочитать лекцию. В дальнейшем в совместной работе появится интересный проект.

Все мы знаем русский авангард, который дал большие импульсы развития мировой архитектуре. В Калифорнии был на выставке русского авангарда, видел Лисицына, Татлина и восхищен этой энергетикой, большим высоким уровнем искусства. К сожалению, в дальнейшем у вас это политическими методами прекратили. И вы были закрытыми. Но сейчас снова страна открывается и потенциал большой. Много интересных проектов. Поэтому я думаю, что российская архитектура сейчас на том уровне, на той стадии, когда она как раз заявит о себе во всем мире.

Основная проблема для нас – необходимость получать визу в Россию. Японцы везде по миру спокойно двигаются без визы, а в Россию нужно.

РИШАТ М. Лет 10 назад на «Зодчестве» был разговор о том, догоним ли мы когда-нибудь мировых лидеров, выйдем ли мы на европейский и международный уровень. Андрей Владиимрович Боков тогда высказал мнение, что это невозможно, поскольку утеряна школа начала 20-го века. Однако, прошло буквально 5-6 лет и по итогам фестиваля видно как идет рост, как губка люди впитывают все новое, передовое. Я считаю, что у нас есть большой потенциал для роста. Раньше можно было посчитать на пальцах одной руки кто строит на европейском уровне – Скокан, Скуратов, Григорян... Сейчас можно 20-30 имен назвать, которые могут не просто хорошо копировать европейское, но и те, кто реализовал свои идеи на высоком современном уровне. Многие и за границей выигрывают конкурсы и реализуются. Поэтому я считаю, что потенциал большой. Сегодня мы были в МАРХИ на преддипломном просмотре. Во-первых, радует, что обучают архитектуре наши звезды: и Плоткин, и Хазанов, и Белов...

И видно, что уровень очень высокий. Мы прошли на кафедру посмотреть второй курс, Араи удивился, что второкурсники на таком уровне работают. Я увидел одну работу - просто бери в журнал! не знаю сколько автору лет! Может ему и 40, и он второкурсник! (смеется).

Я считаю, что потенциал уже начал реализоваться и согласен с господином Араи, что не хватает опыта выхода на международные рынки. Допустим, в Японии все звезды уже давно работают за пределами своей страны. Там столько уже получено Прицкеров...

Еще одно доказательство - на Международном конгрессе архитекторов в Токио Московский архитектурный институт получил аккредитацию ЮНЕСКО, т.е. диплом МАРХИ будет признан во всей Европе. Это доказывает хороший уровень, да и просто посмотреть по работам - рост серьезный, рост большой. Думаю, пройдет еще года три, и наступит совершенно другая реальность. Вспомнить, что было 10 лет назад и что сейчас - прорыв на лицо. Раньше, лет 15-20 назад, вообще нечего было показывать у нас (Скокановский банк единственный более или менее, а остальное все какая-то самодеятельность). Когда Некрасова возил в Японию, он потом в Архитектурном вестнике писал свои заметки: «Как только утром выглянул из окна гостиницы, сразу 5 «золотых сечений» нашел...»

Потом Фесенко, когда был на Биеннале в Венеции (японцы выставили 300 проектов молодых архитекторов) посчитал: «Это 300 «золотых сечений» и 300 «Дидалов»!

Это было лет 10-15 назад. Сейчас можно и в Москве, и в других городах увидеть достойные объекты. Думаю, скоро начнется серьезная борьба в мировой архитектуре и думаю она только нам на пользу. Араи ПИРогово только один раз увидел и сразу оценил серьезный профессиональный подход.

МАК. Какие архитекторы нужны России?

АРАИ К. Неважно, какой он национальности или из какой он страны. Сейчас мир уже так развился, что архитекторы работают в разных странах. Японцы и в Америке, и в Европе, американцы, допустим Том Мейн выиграл конкурс в Париже и построил башню чуть ниже Эйфелевой. Безусловно, у каждой страны есть своя традиция. Есть контекст, и кто лучше на него ответит, тот и считается хорошим архитектором и неважно откуда он. Нужны те, кто правильно будет соответствовать своей профессии.

Мое мнение такое – профессия архитектора как раз для того и существует, чтобы улучшать и природную среду, и окружение, и жизнь человека. Скорей всего так. И я ничего плохого в том, что архитекторы работают в разных странах не вижу.

Архитектор - это проводник, дипломат между разными странами у него такая миссия. Соединяет все самое лучшее, объединяет культуры. Тот же Ле Корбюзье работал в разных странах и в том числе в Советском Союзе и очень много привнес идей сдвинуть что-то, развить. Только во взаимодействии, в совместной работе может появляться что-то интересное. Поэтому я за совместную работу.

РИШАТ М. Безусловно, есть традиция, безусловно, есть национальная архитектура, может быть в Японии она больше выражена. Есть институты, которые изучают эту архитектуру, чтобы заниматься реставрацией и т.д. А я считаю, что действительно нам не хватает хороших архитекторов и нам нужно всем учиться! Именно в совместной работе происходит рост. Я пытаюсь сейчас у себя в республике как раз продвинуть это и с помощью нашего президента, в отличие от Москвы. Это, кстати, большой такой пример, когда мы были закрытым анклавом и когда проводилось исследование журналом ARX, там был простой вопрос: если в вашем городе будет проходить большой международный конкурс на важный объект, кого вы возьмете в жюри - иностранцев, авторитетных российских архитекторов или местных? Были города, которые выбрали только иностранцев, другие только известных российских, Москва и Питер оказались более продвинутыми, а в городе Уфе - только свои. Т.е. мы «сами с усами», хотя уровень далеко не высокий. И это опасность, большая опасность, что город не будет развиваться! Поэтому в первом нашем появлении с Араи с конкурсом мы заявили, что мы будет раздавать задания посредством прямого конкурса звездам российским, местным и иностранцам. Чтобы было движение, чтобы был интерес к городу. Это сыграет хорошую роль для привлечения инвестиций. Когда тишина, о городе ничего не знают - сразу застой. Когда идет движение – известный архитектор может привести девелопера. К сожалению, очень большое сопротивление я не только ощущал, но и получил и от местных архитекторов, и от властей. Очень тяжело это. Но я до сих пор считаю, что только это может помочь преодолеть большой разрыв между современным миром архитектуры и местным мирком! Мое предложение было очень простым: мы приглашаем известных архитекторов на те объекты, которые есть, либо объявляем международный конкурс. С победителями заключается договор на концепцию, а реализуют проект местные специалисты.

В итоге что мы получаем? Местные не теряют больших денег, зарабатывают + бесплатно учатся, не выезжая из республики. Она получает шедевры. Все очень просто! И я постараюсь это сделать. Договориться можно и Томом Мейном и с Тойо Ито и . Концепция будет дороже в два три раза, но это всего лишь 10-15% от общей стоимости. А реализовывать, расчерчивать «рабочку» будут местные под шеф-контролем. Мы в этом направлении движемся, хотя и много противников. Прочел, что генеральный план одного из парков будет делать Норманн Фостер. Снова поставили людям задачу: не ковыряйтесь в носу, а берите и делайте. Я сказал, что времени мало, если мы будем давать 20-25 лет местным учиться на своих ошибках, это слишком много и не факт, что они выйдут на международный уровень.

Два объекта мы уже реализовали. Сегодня с Хазановым разговаривали, он их помнит: «О, какие классные!». Это говорит о том, что была движуха, сейчас она спала, но мы хотим продолжить.

До нашего появления никто не знал об Уфе в архитектурном плане. И вот только Конгресс-холл и комплекс ипподрома АКБУЗАТ удалось не просто спроектировать, а построить менее чем за два года! Об этом сразу заговорили, что есть какое-то движение! Ревзин в своей статье несмотря на присущий ему политического окраса сарказм вынужден был констатировать, что в Уфе научились строить не хуже чем в Москве. Сейчас студенты изучают и журналисты пишут, как так удалось вставить объект очень гармонично на склоне, ничего не разрушив. Получили за это Государственную премию, ее не каждый год дают и очень трепетно к ней относятся. За всю историю по архитектуре получили только 4 человека. Араи стал первым иностранцем, получившим данную премию. Я с Тотаном много раз говорил, что на проект южного склона мы и его пригласим, и Скуратова. И тогда буквально за 2 года республика получит шедевры, качественный PR и совершенно другое отношение местных архитекторов.

Никого не надо бояться, надо работать, никто у нас ничего не отнимет!

Надо развиваться и развиваться, мы у себя в стране!

Поскольку для России, прежде всего, нужны хорошие архитекторы.

©OOO «МАК» 2014