Мнения

Аркадий ВОЛОВНИК
12 декабря 2013 г.

Архитектурная составляющая «Эффекта Бильбао»

MAK. Аркадий, при разборе полетов после форума МАК в Тбилиси, оценив высокий уровень архитектуры отдельных объектов, показанных грузинскими авторами, Вы предложили свой, пока не радужный, анализ градостроительной ситуации. Эффект Бильбао у Вас родился в сравнении с Тбилиси?

ВОЛОВНИК. A. Недалеко от моря, в устье реки Нервион располагалась маленькая баскская рыболовецкая деревушка, которая быстро развивалась и в 1300 г. получила статус города Бильбао. Через 15 лет лорд Альфонсо XI изменил маршрут следования паломнического пути Camino de Santiago таким образом, что он стал проходить через Бильбао, и вскоре город стал крупным торговым центром, а в порту было построено несколько верфей. С 1602 г. Бильбао - столица провинции Бискайи. Город процветал и активно развивался, а после обнаружения крупных месторождений железа в его окрестностях, началось развитие промышленности и к началу XIX века Бильбао становится индустриальным центром Страны Басков. В начале XX века Бильбао – типичный промышленный город: серый, с дымящими трубами заводов и фабрик, через который протекает «мертвая» река. Промышленность вывела Бильбао в самый состоятельный город Испании с ведущими банками и страховыми компаниями страны.


Музей Гуггенхайма
 

 

 

 

Вестибюль метро
 

Трамвай
 

Белый мост
 

 

 

Терминал аэропорта
 

 

Alhondiga Bilbao
 

 

Zorrotzaurre
 

Abandoibarra
 

Baracaldo
 

Департамент здравоохранения
 

«Летающий паром»
 

Puenta de la Salve
 

Pedro Arrupe bridge
 

Однако, переход к информационной модели общества в 70-ые годы XX века привел к кризису: закрывались заводы, фабрики, а каждый пятый житель Бильбао стал безработным, наступает тяжелый экономический кризис. А тут еще сильнейшее наводнение 1983 года, унесшее жизни множества жителей и нанесшего серьезный ущерб городу и активизация террористической баскской сепаратистской группировки ETA. Казалось, просвета не будет. Тем не менее, Бильбао 2013 года – процветающий крупный финансовый, промышленный и туристический центр Испании.

Это трансформация города получила название «Эффект Бильбао».


Преобразования начались после 1990 г., когда была принята программа по глобальному преобразованию города. Существенную, но не абсолютную роль в процессе становления современного Бильбао сыграла история филиала музея Гуггенхайма, здание которого было построенного на берегу реки Нервион в 1997 г. Собственно музей был открыт в Нью-Йорке в 1937 г. фондом поддержки современного искусства по инициативе американского промышленника Соломона Гуггенхайма. В 1979 г. был открыт небольшой филиал в Венеции, и планировалось строительство еще двух крупных филиалов. Этим и воспользовались баски, уже принявшие программу развития Бильбао. Они предложили музею полное финансирование обустройства за счет Министерства культуры Страны Басков. Фонд принял это предложение. В качестве архитектора был приглашен Фрэнк Гери (Эфраим Голдберг), который решил построить необычное здание. Считается, что именно это событие и стало ключевым моментом в истории выхода Бильбао из депрессии, хотя более важным кажется именно выделение средств на такие «необязательные» расходы.

При проектировании здания музея Гери применил полное компьютерное проектирование всего сверхсложного здания, использовав программное обеспечение, применяемое в авиастроении при расчете аэродинамических свойств самолета, что позволило воплотить здание с криволинейными очертаниями. Использование для фасадов предполагаемых стали, меди и прочих материалов для реализации футуристических замыслов архитектора оказалось невозможным. И только титаново-цинковый сплав позволял реализовать задуманную оболочку. Для расчета плиток, покрывающих здание, была написана специальная программа. В результате оказалось, что каждая из них должна иметь уникальные очертания. Для компенсации теплового расширения фасада и кровли из металлических плиток пришлось разрабатывать специальную систему крепления, обеспечивающую подвижность пластин. В результате появилось покрытие, напоминающее доспехи средневековых воинов. «И очутятся на бреге, в чешуе, как жар горя, тридцать три богатыря».

Само здание напоминает чешую морского чудовища, распластавшегося на берегу реки: то ли оно уже вышло из воды, то ли готовится нырнуть в глубину. Даже не здание - абстрактный объем застыл на берегу реки, поблескивая то золотом, то серебром. Присмотревшись, можно почувствовать красоту непривычных форм, приближающих рукотворный объект к творению живой природы. Вечером и ночью здание живет собственной жизнью: титановые поверхности меняют цвет, отражаясь в зеркале реки и искусственного пруда, временами оживают огненные фонтаны, бьющие прямо из-под воды или водные поверхности затягивает туманом.

Городской бюджет оплатил строительство этого творения - $75 млн. Но результат превзошел все ожидания. Невероятное и невиданное в техническом плане здание получило массу положительных отзывов. Считается, что с этого проекта началась современная архитектура, основанная на компьютерных расчетах, новых материалах, непривычной форме здания. Все архитектурные и туристические издания написали про новый музей. Про Бильбао узнал весь мир. После открытия музея Гуггенхайма в течение 3-х лет город посетило более 4 млн. туристов. За 4 года в городской бюджет поступило свыше $455 млн. По оценкам регионального совета, налоговые поступления от туристического бизнеса составили $89 млн. Таким образом, начальные вложения окупились очень быстро.

Еще во время строительств и после открытия музея власти Бильбао для преобразования инфраструктуры и городской среды пригласили архитектурных звезд. Метро проектировал Норман Фостер, постаравшийся совместить функциональность и удобство. Эко-трамвай, бесшумно скользящий по живому зеленому газону - работа баскской команды. Аэропорт создал Сантьяго Калатрава. Его же авторству принадлежит яркий пешеходно-велосипедный мост Zubizuri (баск. Белый мост), причудливо изогнувшийся над рекой Нервион. Река была очищена, из грязной клоаки превратилась в ось модного общегородского променада. Мост связал отели и музей Гуггенхайма. Многие заброшенные здания получили новую жизнь. Так, например, занимавшие целый квартал старые винные склады были перестроены по проекту Филиппа Старка в многофункциональный культурно-досуговый комплекс Alhondiga Bilbao, где потолок центрального атриума – стеклянное дно бассейна и видны плавающие «по небу» люди. На бывшей портовой территории разбиты сады и парки, оборудованы променады и беговые дорожки, дизайнерские детские площадки и места отдыха, а сам порт смещен к Бискайскому заливу вниз по течению реки.

Одновременно был проведен ряд серьезных градостроительных преобразований и мероприятий по возрождению заброшенных и разрушенных наводнением земель, усовершенствована транспортная и пешеходная инфраструктура города. Реализован проект застройки районов Abandoibarra, Ametzola, Baracaldo, Zorrotzaurre (полуостров на реке Нервион, в районе бывшего порта, спроектирован Захой Хадид). В центральной части города разбит парк Рибера, связанный с расположенным по соседству парком Итурришар, обустроен трехкилометровый променад вдоль реки, от Дворца конгрессов до здания городской ратуши. Через Нервион перекинут пешеходный мост, соединивший территорию Abandoibarra с университетским комплексом на противоположном берегу. В 2002 году в дополнение к метро запущена трамвайная сеть.

На все эти преобразования ушло меньше 15 лет. Но город продолжает развиваться, строятся новые интересные здания, например, Департамент здравоохранения (студия Coll-Barreu Arquitectos), необычные мосты, такие Бискайский мост (Летающий паром) – своеобразная комбинация моста и канатной дороги, мост Сальве, ведущий к музею Гуггенхайма и расположенный рядом мост Педро Арруп (Pedro Arrupe bridge). Столь масштабные работы позволили городу стать одним из самых привлекательных мест Испании.

Можно считать, что «Эффект Бильбао» — это далеко не только музей и творения брендовых архитекторов, которые стали лицом города, его визитной карточкой. Это только одна, хотя и очень важная, составляющая всего замысла. Главная же тема «Эффекта» – крупные преобразования всей городской инфраструктуры, значительные инвестиции как в экономику, так и в сам город, включая его архитектурные шедевры. И работа эта проводилась с учетом особенностей территориального устройства, специфики экономики города и всей Страны Басков, потенциальных путей развития и организации финансирования развития.

В результате в сегодняшнем Бильбао удалось достичь органичного единства туристического бизнеса, мощной индустрии c развитой транспортной системой, включающей морской порт, аэропорт, железнодорожный узел.

©OOO «МАК» 2014