Мнения

Андрей БОКОВ
21 сентября 2010 г.

МАК. Какие архитекторы, на Ваш взгляд, необходимее России теперь, соотечественники или иностранцы? Имена, опыт, талант, технологии или нечто иное?

БОКОВ А.В. Безусловно, и соотечественники, и иностранцы. Бесспорно, и те, и другие. И проблема как раз заключается в том, что до настоящего времени не найдено разумного, я не люблю слово формата, разумной системы общения одних и других. Его нет. Необходимо присутствие не только наших архитекторов, но и тех, кто работает в регионах. Там, как вы знаете, у нас существуют школы, 55 школ. И это замечательно, и проблема в другом, как мне представляется, проблема в том, чтобы мы нашли пути нормального цивилизованного взаимодействия, нормального цивилизованного общения с нашими иностранными коллегами. То, что происходит сегодня, квалифицировать подобным образом мы не можем. Мы сталкиваемся слишком часто с явной дискриминацией, с явной попыткой вытеснения соотечественников из самых принципиальных, самых значимых проектов, к числу которых можно отнести концепцию или мастер план олимпийского Сочи, который делался совершенно непонятными компаниями (это, кстати, отдельная тема), к концепции Сколково тоже. По всей видимости, когда объявляется конкурс, где принципиально отказано в участии Российским архитекторам. Наиболее одиозный пример - конкурс на здание Газпрома в Питере. Где просто не был приглашен ни один российский архитектор. При этом качество премированного проекта, мягко говоря, вызывает некоторое недоумение...

Мне представляется, что на этом фоне выглядит достаточно убедительно пример конкурса на набережную Европы с тремя питерскими командами и тремя зарубежными. И в целом, я об этом сказал при подведении итогов, качество работ Российской сборной, если можно назвать трех столь разных людей как Герасимов с Чобаном, Земцов и Явейн командой, их итог был на порядок выше, более солидным, более убедительным, чем предложение западных архитекторов. Они плохо чувствуют контекст, плохо понимают, вообще не знают наших нормативных правил, плохо ощущают место, наверное. Но это вовсе не значит, что надо прекращать диалог с этими людьми, ни в коем случае, напротив он нам чрезвычайно полезен! Иностранные архитекторы владеют целым рядом техник, их практика намного длительнее нашей. В условиях, которые становятся все более сближенными, как мы с вами это понимаем, они отличаются очень быстрой точной реакцией на пожелание заказчика. Они точнее и гораздо эффективней умеют вести переговоры, они гораздо успешнее продают себя, предлагают свои услуги, чему нам надо учиться, об этом можно много говорить...

Имена, технологии, опыт, что необходимо России?

Да, дальше складывается впечатление, что сюда приглашают абсолютно не тех иностранцев, не первого ряда. В сравнении с китайцами, которые приглашают только звезд, мы приглашаем абсолютно непонятные компании, уровень подготовки которых, интеллектуальный уровень очень часто существенно уступает уровню аборигенов. Присутствие иностранцев не есть единственный путь к модернизации. Гораздо более эффективным является обучение: молодых архитекторов, переподготовка выпускников и т.д.

Последние десятилетия, когда все архитектурные школы США, а они самые передовые, занимают самые высокие рейтинги архитектурных школ, были заполнены китайцами, сразу же продемонстрировали неоспоримый результат такого подхода. Теперь любой интернациональный журнал, который помещает материалы наиболее интересных работ молодых архитекторов, 30-40 летних, публикует двух, трех, а то и более китайцев. И самое впечатляющее в этом, что китайские работы, которые сегодня интересуют мир, не повторяют то, что делают присутствующие на китайском рынке иностранцы! Это очень самостоятельные работы, и в них пять тысяч лет китайской истории просвечивают достаточно отчетливо, проступают достаточно ясно. Вот такой результат двадцатилетних усилий мне представляется более чем убедительным. В Китае сформировалась своя современная архитектура. Это не архитектура каких-то декораций, каких-то налепленных непонятных украшений, это серьезная архитектура, на которую сейчас все смотрят с огромным вниманием и которая, я думаю, имеет все основания стать лидером через 20-30 лет.

МАК.А мы?

БОКОВ А.В. Все будет зависеть только от того, как мы будем себя вести. И это касается не только поведения заказчиков, которые подобным образом проводят конкурсы, но и поведения профессионального сообщества, конечно же. Нам надо срочно реконструировать нашу школу, нам надо модернизировать нашу школу, как угодно это назовите, нам надо перестраивать эту школу, потому что она сегодня готовит не тех специалистов, кого требует современный мир. Я допускаю, что может быть не только обучение за границей, но и приход сюда иностранцев-учителей может нам существенно помочь. И обучение наших преподавателей, профессоров так же. Иностранцы не профессия, конечно, это люди, которые практически говорят с нами на одном профессиональном языке. И среди них точно также есть более талантливые и менее, более порядочные и менее. Нам надо научиться, наконец, правильно выстраивать отношения с ними, для того чтобы не оказаться в роли бесконечно проигрывающих. Сегодня большинство наших с вами коллег считают не декларируемой целью (они не говорят к чему стремятся), но целью легко воссоздаваемой в результате наблюдения над происходящим, желание быть не хуже иностранцев. Так вот китайцы ведут себя иначе. Они стараются быть самими собой, при этом замечательным образом освоить все то, что предлагают лучше школы. Именно это делает их работу столь убедительной, а их усилия столь перспективными.

К опыту надо относится весьма и весьма взвешенно. Как говорил один мой покойный друг, Дима Лазарев, мы все обладаем обширным опытом непродуктивной и некачественной работы. С этим опытом дальше двигаться крайне опасно. По сей день мы являемся технологически отсталыми, прежде всего, в сфере строительства. Технологическую осталось нам надо преодолевать, и сегодня очень многое заключено в понятиях зеленого строительства, зеленой архитектуры, зеленого сознания. Если мы освоим эту систему ценностей, ее этику, то можем говорить о том, что мы готовы к технологическому прорыву.

Имена? Да, конечно, архитектура не может существовать вне имен. Но для меня это связано еще и с признанием первенства-главенства не неких звезд, а физического лица, то, что в конечном счете все определяет человек, имеющий фамилию, имя, отчество.

МАК. Какими должны быть конкурсы, если Вы считаете, что они нужны? Открытыми или закрытыми, только с российскими участниками, с интернациональными командами, как ДИНАМО, например?

БОКОВ А.В. Конкурсы должны быть всякими в зависимости от целей и задач. Нам надо решительным образом преодолевать ту практику, крайне непродуктивную, крайне опасную, которая задана в последнее время. Мы нуждаемся в конкурсах, потому что мы помним конкурсы, какие проводились раньше, которые питают и воспитывают профессиональное сознание, дают нам возможность оценивать свои силы на фоне того, что происходит в мире. Соревноваться с иностранцами, это как демократия: не самый безупречный способ выяснить кто прав, кто виноват для определения лучшего, но другого не дано. Динамо далеко не позитивный пример проведения конкурса. Не буду комментировать.

МАК. У кого Вы учились, учитесь и собираетесь ли еще учиться профессии? У себя, на собственном опыте и ошибках, у конкретных Гуру?

БОКОВ А.В. Да надо все время учиться, конечно. Я счастлив назвать имя своего учителя - это Михаил Осипович Барщ, автор Планетария и памятника Спутнику. И так получилось, что я приложил руку, если угодно, к сообщению второго дыхания этим объектам, это делалось в моем институте.

Михаил Осипович очень тонкий, деликатный и достойный человек, отличавшийся, прежде всего, способностью создавать атмосферу, в которой мы сами учились друг у друга, а не столько у наших профессоров и преподавателей. Они прожили чрезвычайно сложную жизнь и были в значительной степени запутаны.

Он начал, как конструктивист, потом стал одним из любимых учеников Жолтовского, потом наступили 60-е, когда Жолтовского подвергли анафеме, что лишало многих людей возможностей и оснований говорить об архитектуре, как о чем-то, основанном на высоких и незыблемых принципах. Видимо, мои учителя старались от этого отстраниться, уйти, но как я говорил, мы компенсировали потери умением учиться друг у друга и умением выхватывать знание из самых разных источников: из французских журналов, перепечатанных на какой-то старой бумаге, из того, что видели вокруг, из личного опыта наших коллег. Обучение проходило в форме очень интенсивного общения и в институте, и в аспирантуре, где в одном месте собиралось целое созвездие восхитительных и замечательных людей, носителей абсолютно разных взглядов. Это была все-таки довольно интенсивная и радостная жизнь!

Гуру? Все меньше и меньше остается тайн в архитектуре, но те тайны, которые остаются, волнуют, может быть, даже сильнее. И я по прежнему считаю одним из самых великих учителей всего профессионального сообщества Корбюзье. И чем больше проходит времени, тем с большим восторгом, большим основанием начинаешь об этом думать. Россия подарила миру двух великих людей - Мельникова и Леонидова, очень разных и непохожих, сильных и слабых одновременно. Мне понятны люди, которые меняются и близки те, кто эволюционируют, делают над собой усилия. И очень с большим подозрением отношусь к тем, кто выглядит монотонно, будто нашел универсальное средство и ответ на все вопросы. Я думаю, что способность учиться предполагает довольно спокойное отношение к своему прошлому опыту и собственным достижениям. Я с большим недоверием отношусь к людям, которые с восторгом говорят о своих победах в творчестве и о своем величии.

МАК. Чем Вы готовы поделиться с архитекторами? Сомнениями или готовыми рецептами, общими сведениями или выстраданными глубоко личными переживаниями (это уже не вопрос, а понимание права на выбор степени открытости)

БОКОВ А.В. Сомнениями готов поделиться.

Думаю, архитектура - самая дивная профессия в мире. Ей мы обязаны нашим существованием, образом жизни и мировоззрением. Оно формируется профессией и через профессию. И с этой точки зрения она является основанием жизни и судьбы.

Готовых рецептов у меня нет, они все время меняются, и слава богу!

Архитектура приносит и много разочарований, и много испытаний, но все-таки мы сохраняем ей верность. И, видимо, преимущества и радости, которые дарит именно эта профессия, несопоставимы с теми крайне неприятными, порой очень трагичными эпизодами нашей жизни, которыми она изобилует.

И поэтому мы в этой профессии остаемся!

©OOO «МАК» 2014